Чего выжидает Путин или в чем главная интрига 2024 года

Чего выжидает Путин или в чем главная  интрига 2024 года? Только аргументы и факты...

Чего выжидает Путин? Почему президент, выступая в Валдайском клубе, был так спокоен?

Выступление Владимира Путина в Валдайском клубе – его речь и особенно ответы на вопросы – отличалось спокойствием, если не сказать умиротворением, контрастирующим с международной обстановкой.

Например, оценка Реджепа Эрдогана как партнера, с которым «не просто приятно <...> надежно работается», удивительна на фоне того, как геополитические интересы России и Турции сталкиваются практически повсеместно.

Фраза Путина «позволю себе так вот просто пофилософствовать» отражала, пожалуй, дух данного явления президента народу.

Гадать о личных резонах благостного настроя Путина смысла нет.

А вот понять структурные причины можно попробовать.

В 2020 г. мир вступил в новый этап.

Пандемия его не перевернула, но сделала неоспоримыми тенденции, которые копились давно: фрагментация единого устройства, быстрая эрозия институтов, переход к соперничеству на всех уровнях и по всем направлениям.

Причем соперничеству не по правилам, как случалось в периоды относительной упорядоченности мировой системы, а хаотичному. Международные отношения двигались к такому состоянию с начала XXI в., но вирус придал мощный импульс.

Такое положение вещей содержит значительные риски.

Они связаны не столько с угрозой мировой войны (здесь ядерное оружие функцию предохранителя не утратило), сколько с ростом количества локальных конфликтов разного калибра, в которые втягиваются великие державы.

Последние руководствуются какими-то интересами, соображениями престижа или того, что понимается как восстановление исторической справедливости.

Результатом становится изматывание крупных стран.

Они расточают ресурсы, необходимые для обеспечения собственной устойчивости в условиях агрессивной внешней среды, и убеждаются, что не могут решать региональные проблемы с прежней эффективностью в силу их крайней асимметрии и нелинейности.

Это имеет несколько следствий.

Во-первых, экспансионизм как принцип развития вступает во все более явное противоречие с внутренними интересами обществ и государств, поскольку всюду проявляется растущий дефицит ресурсов (политика США и Евросоюза – яркие примеры;

Китай балансирует, пытаясь «нащупать грань»;

Турция пока делает вид, что обладает кратно большим потенциалом, чем есть на самом деле, и т. д.).

Инерционности во внешней политике – «делаем так, потому что так делали всегда» и даже «берем все, что можно взять» – больше нет.

Нужна новая шкала приоритетов, а это самая сложная политическая задача, поскольку требуется учет массы разных факторов: в каких-то конфликтах преобладают сугубо меркантильные аспекты, а в других – связанные с поддержанием репутации и сохранением общего долговременного влияния.

Материя тонкая и трудно поддающаяся подсчету.

Во-вторых, увеличивается расхождение между словами и поступками.

Примирительные высказывания, обратные реальным шагам, – практика классическая. Но сейчас агрессивная риторика зачастую призвана замаскировать полное отсутствие дел и результата.

Если добавить специфику эпохи «пост-» (-модерна, -правда и т. п.) и растущую активность обществ, которые надо убеждать в правильности проводимого курса, словесная оболочка превращается в дымовую завесу – напускаемую сознательно или инстинктивно.

В-третьих, размывание (вплоть до исчезновения) рамок общепринятых правил придает куда большую значимость личностям на руководящих постах и, соответственно, делает политику более индивидуализированной и импульсивной. Иными словами, степень «фильтрации базара» снижается, что одновременно и девальвирует заявления, и усугубляет опасность.

Применительно к России все это означает следующее.

Фаза «отскока» после распада СССР завершена, теперь требуется консолидация достигнутого для интенсивного развития за счет внутренних драйверов.

Но рецептов этого развития нет, а пандемия застопорила предпринимавшиеся ранее попытки их сформулировать.

Подмена внутренней динамики внешними успехами себя исчерпала, общество все больше фокусируется на том, что волнует его каждодневно.

Тем более что степень непредсказуемости результата от действий на международной арене явно увеличилась.

Это не говорит в пользу изоляционизма, поскольку он просто невозможен: Россия – часть взаимосвязанного мира и обеспечить ее интересы исключительно внутри собственных границ невозможно.

Тем важнее выработка упомянутой выше иерархии приоритетов исходя из задачи внутреннего развития.

Об этом говорилось все годы, но без очевидного результата.

Рассчитывать на появление чудесной «стратегии прорыва» тоже не приходится, в момент явного перелома на мировой арене долгосрочное планирование крайне осложнено и весьма рискованно.

Ситуативность и быстрота реакции замещают его по мере возможности.

Если наложить описанные лекала на выступление Путина, то получается как раз та самая расслабленно-уклончивая позиция, которую все и услышали.

Путин выжидает.

Напористость и эмоции, которые не раз звучали из уст президента, в том числе неоднократно и в валдайских речах, сейчас попросту ничего не дадут.

Сдержанность же может принести дивиденды – если, конечно, она не синоним бездействия и за ней стоит трезвое понимание реальности, а не усталость от происходящего и желание, чтобы оставили в покое.

Вот в покое сейчас точно никто никого не оставит.

Ставки сделаны. Разрешилась главная интрига 2024 года

 

 

В 2024 году в России состоятся очередные президентские выборы, и до недавнего времени оставалось загадкой, с каким позитивным и консолидирующим проектом власть подойдёт к этой важной дате.

На этой неделе завеса тайны приоткрылась, и перед нами предстал без преувеличений грандиозный, но в то же время рискованный замысел.

О нём и не только - в сегодняшнем выпуске.

Ставки сделаны

Если к президентским выборам 2012 года главным созидательным проектом России стала подготовка к Зимней Олимпиаде в Сочи, к 2018 – строительство Крымского моста, то логично предположить, что к 2024 должен появиться не менее знаковый проект.

До последнего момента предполагалось, что им станет строительство Ленского моста в Якутии или даже моста на Сахалин, но после состоявшегося на этой неделе публичного разговора Путина с Сечиным стало очевидно – главная ставка сделана на один из крупнейших нефтяных проектов «Восток Ойл».

Именно в 2024 году его первая нефть должна политься в танкеры.

Конечно, добычей нефти сегодня никого не удивишь, и может показаться, что политическая ставка на ресурсодобывающий проект сделана напрасно.

Но это только до тех пор, пока не начинаешь вникать в его подробности.

На самом деле власть сама себе назначила очень серьёзный экзамен – ей предстоит, по сути, превзойти советский подвиг освоения западносибирских месторождений и тем самым доказать, что современная Россия полностью восстановила свой промышленный, кадровый, а главное – управленческий потенциал.

Продолжим после сводки новостей.

Время новостей

В Калининграде сдан заказчику новый траулер-сейнер, а ещё один заложен на Выборгском судостроительном заводе.

КАМАЗ вывел на рынок новые многоосные спецшасси для нефтедобытчиков.

«Ижнефтемаш» начал производство бурового оборудования нового поколения.

В Челябинской области открыто производство импортозамещающей электролитической медной фольги за 3 млрд руб.

НПО «Наука» запустило новый производственно-испытательный комплекс авиационных систем.

Иркутская ГЭС модернизирована на 1 млрд руб. новым гидроагрегатом российского производства.

В Тульской области открыта трикотажная фабрика.

В Волгоградской – первое в стране производство химически стойкой трубопроводной арматуры из полимера.

В Иркутской – цех крупнотоннажного производства фармсубстанций.

На Камчатке – крупнейший в регионе свинокомплекс.

Новый подвиг

Итак, «Восток Ойл» – это проект, объединяющий десятки уже разрабатываемых и перспективных нефтяных месторождений арктического региона.

Общий ресурсный потенциал «Востока» составляет 5 млрд тонн легкой малосернистой нефти, превосходящей по своим качествам нефть марки Brent.

Но это приблизительно, для точной оценки ещё предстоит провести большую работу, однако уже ясно, что по своим масштабам проект не уступает освоению западно-сибирских месторождений в 60-70-ые годы прошлого века.

Напомним, что именно в 60-ых СССР совершил рывок в Западную Сибирь, который в итоге сделал нашу страну энергетической сверхдержавой, а регион – её крупнейшим центром нефте- и газодобычи.

Но пришло время двигаться дальше на север, в ещё более суровые условия.

И в этих условиях вечной мерзлоты нам предстоит не просто пробурить тысячи скважин, но и как когда-то в Сибири с нуля построить всю необходимую инфраструктуру – от новых портов и дорог до заводов и городов.

С этой точки зрения «Восток Ойл» – это уже не просто история про добычу нефти, а история про, фактически, строительство новой «страны» в Арктике, и именно этим определяется её высочайшее политическое значение.

Посудите сами.

Стройка века

Для обустройства «Востока» потребуется привлечь более 400 тысяч человек, что повлечёт за собой строительство 15 промысловых городков и посёлков, которые в дальнейшем могут вырасти в города.

Так в прошлом веке Сургут, Ноябрьск, Нижневартовск, Уренгой, Ханты-Мансийск, Салехард и другие города получили развитие вследствие освоения сибирских месторождений.

Нашим будущим городам ещё предстоит придумать названия.

Чтобы добывать нефть, необходимо оборудование – по меньшей мере, это 100 высокотехнологичных отечественных буровых установок, 6000 КАМАЗов и 50 вертолётов.

А также краны, бульдозеры и другая спецтехника. Для доставки людей и оборудования будут построены не только дороги, но и 3 новых аэродрома и десяток вертолётных станций.

Месторождения должны быть обеспечены электроэнергией – предусмотрено строительство объектов генерации в 2,5 тыс. мегаватт и электросетевого хозяйства протяжённостью свыше 5 тыс. километров.

Добытую на месторождениях нефть необходимо транспортировать в порт отгрузки – это 770 км трубопроводов или 6 млн тонн трубной продукции.

Сам порт тоже предстоит построить, а точнее расширить имеющийся в бухте Север, сделав его крупнейшим в Арктике.

Уже всего перечисленного было бы достаточно для того, чтобы оценить масштабы задуманного, но ведь и это ещё не всё.

Новый флот

После доставки нефти в порт её необходимо транспортировать западным и восточным покупателям по Севморпути.

Ледоколы для этого мы активно строим, а теперь ещё и различные танкеры ледового класса.

Для этих целей в Приморье заблаговременно началось строительство судостроительного завода «Звезда», у которого в работе уже 53 заказа.

Но теперь решили пойти дальше и построить рядом в бухте Суходол крупный металлургический завод мощностью 1,5 млн тонн продукции в год, часть которой будет поставляться на «Звезду».

Завод в свою очередь потребует новые энергомощности, оборудование, новое жильё для 1500 сотрудников и другое.

Вот как добыча нефти, которую почему-то принято считать чем-то простым и нетехнологичным, тянет за собой десятки смежных отраслей, в том числе супертехнологичных.

Только рост спроса в этих смежных отраслях благодаря проекту «Восток Ойл» даст стране дополнительные 2% ВВП в год.

Впрочем, есть и свои риски.

Пик «путинизма»...

Главный риск вовсе не в том, что мир вот-вот откажется от нефти – большинство серьёзных специалистов сходятся во мнении, что это пока что очень далёкая перспектива.

На наш взгляд главное то, что для успешной реализации столь комплексного проекта потребуется крайняя степень мобилизации всех управленческих сил.

Мы не зря говорили о том, что это серьёзный экзамен, который страна задаёт сама себе.

В 60-ые годы британская пресса писала, что большевикам едва ли удастся реализовать сибирский проект, а когда страны Запада поняли, что у нас всё получается, то включили санкции.

 

Сейчас нам нужно повторить и превзойти подвиг наших дедов и продемонстрировать не иностранцам, а в первую очередь самим себе, что мы достойны их памяти.

Вот почему проект «Восток Ойл» имеет большое политическое значение.

В какой-то степени он должен стать венцом эпохи, которую многие политологи уже официально называют «путинизмом», а пик её как раз и приходится на 2024 год.

 

Но если копнуть ещё глубже, то вся эта история вовсе не про политику.

Вся эта история про наш поиск самих себя и про осознание непрерывности нашей судьбы.

Мы просто пытаемся продолжать делать то, что делали наши предшественники, и именно поэтому западная пресса давно перестала делать различия между СССР и Россией.

Пора бы это осознать уже и нам самим.

Информация по теме последния:

http://sib-solid.ru/node/630 Российский электромобиль идет в серию, строим «Северный цифропоток – 1». Второй на подходе.  Украинских заробитчан-майданщиков отправляем  домой...

http://sib-solid.ru/node/629    224 новых завода прямо сейчас строят в России из открытых источников, а сколько уже в действии!

http://sib-solid.ru/node/625    В России взялись за новый авиадвигатель или новая реальность: интеллект как суперценность? Только в перед

http://sib-solid.ru/node/616   Как снова стать первыми в космосе или надо что то делать с баксами..

http://sib-solid.ru/node/612    Борьба США против «Северного потока — 2» подходит к финалу: Европа за Россию и против Америки или Россия врывается в «скоростную железнодорожную восьмёрку»

http://sib-solid.ru/node/609   В России открыто УКРАИНО замещающее месторождение или не пора ли перейти в наступление?

http://sib-solid.ru/node/605     В России появилось 11 новых «умных городов». А будет ещё больше.. аргументы и факты

http://sib-solid.ru/node/601   В борьбе с коррупцией: Началась операция по спасению русского леса, последние новости экономики. Разбираем суть.. аргументы и факты

 

 

Наши союзники и партнеры

Общероссийский народный фронт ЗА Честные закупки. Борьба с расточительством и коррупцией в сфере госзакупок и закупок госкомпаний. Информационно-аналитический журнал Политическое Образование
Правовой центр Человек и Закон Общество с ограниченной ответственностью «Норд Сити Молл» Всероссийская партия ветеранов России
 
Верные Отечеству Ассоциация ветеранов и сотрудников служб безопасности президента
 
Межрегиональный профсоюз работников автопрома
Алтайский краевой союз ветеранов Чечни Межрегиональный профсоюз железнодорожников
 
Российская программа скидок